© 2005. Театральный художник Глеб Фильштинский
Глеб Фильштинский
@ Пишите письма!
Representation:
JL Artist Management

Все интересы Глеба Фильштинского представляет агентство: JL Artist Management

lukjanova@jl-artistmanagement.com
jl-artistmanagement.com

Fredericiastr. 10C
14050 Berlin
Tel./Fax: +49 30 30830820
Mobil: +49 172 655 20 85

«Страсти по Мольеру»

Санкт-Петербургский театр балета Бориса Эйфмана

Премьера состоялась 07.04.2021
Постановка - Бориса Эйфмана
Художник - Вячеслав Окунев

Борис Эйфман представил «Страсти по Мольеру» на сцене.
Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 65 (6903) от 14.04.2021 под заголовком «Мольер примерил маску Дон Жуана».

Борис Эйфман не раз приводил на балетную сцену исторических личностей, в его хореографических полотнах возникали образы Чайковского, балерины Ольги Спесивцевой, российских правителей Екатерины Великой и Павла Первого. Нынче в балете «Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана» хореограф обратился к теме, которую исследовал впервые двадцать лет назад, - к жизни и творчеству великого французского драматурга и актера Жан-Батиста Мольера. Музыка спектакля сборная: произведения Моцарта, Берлиоза, Люлли.

В новой версии портрет талантливого насмешника над нравами века прорисован гораздо рельефнее. За прошедшие годы многое изменилось: обновилась труппа Эйфмана, выросла техника танца, изменился и состав зрительного зала - едва ли многие помнят сегодня версию спектакля двадцатилетней давности. Балет, показанный на сцене Александринского театра, можно с полным правом назвать премьерой.

...Театральное закулисье плотно увешано платьями, юбками, пестрым одеянием актеров бродячей труппы. Пробравшись сквозь толщу тканей, на просцениуме появляется хозяин труппы _ господин Мольер (Олег Габышев), объявляющий публике о начале представления.

Радостный зачин не сулит, однако, радостных событий. Меняется оформление - в уголке сцены за письменным столом приютился стареющий, смертельно больной Мольер, продолжающий сочинять пьесы для своей труппы. То и дело его работу прерывает жена, красавица Арманда (Любовь Андреева), женщина, открыто развлекающаяся с очередным возлюбленным. Увиденное словно придавливает Мольера, его пластика исполнена сломанных линий, угловатых жестов. Чтобы заглушить обиду, Мольер погружается в воспоминания о днях молодости, когда жизнь была полна энергии и надежд.

Эйфман изобретательно представляет зрителю труппу Мольера: пестро одетая стая лицедеев появляется, бурно жестикулируя и привольно чувствуя себя в стихии буффонады, нигде не огрубляя фарсовые краски. Это они, бродячие шуты, предстанут вскоре перед зрителями в образах жеманниц, мнимых больных, лицемерных святош и распутных буржуа.

Тщательно разработана стилистическая партитура каждой роли. Олег Габышев создает многогранный характер своего героя. Его Мольер возникает в разных ипостасях: рачительного хозяина, отвечающего за судьбу и своих лицедеев, и своего театра; обуреваемого ревностью супруга; политикана, обучающего изящным танцам самого Короля-Солнце Людовика XIV. Танцовщик-виртуоз Габышев умело находит краски, как актерские, так и пластические, для каждого состояния.

Лирическая танцовщица по призванию Любовь Андреева создала на этот раз образ Арманды, женщины эгоистичной и безжалостной. Ее танцевальная энергия, смелость прыжков, острая пластика жеста создавали впечатление беспощадного стремления к успеху и славе.

Улыбкой озаряется лицо Мольера-Габышева, когда память возвращает его к счастливым встречам с его верной подругой и талантливой актрисой Мадленой и ее маленькой дочерью Армандой. Мадлена Марии Абашовой обладает духовной силой, способностью отрешиться от суетного. В утонченном рисунке ее поз, плавных движениях рук угадывалась непостижимость счастья. Третьим участником этого трио стала юная Есения Анушенкова, воспитанница Академии танца Бориса Эйфмана. Бесстрашно и с детским азартом исполнила она сложный дуэт с Мольером — Габышевым.

Тема Дон Жуана, коварного обольстителя, лгуна и проходимца, становится для Мольера не только сюжетом его новой пьесы, но и чем-то личным, затрагивающим судьбу его семьи. Дон Жуан в исполнении Сергея Волобуева статен, элегантен. В его вариациях - пластика охотника, высматривающего очередную жертву. В дуэтах с Донной Анной (Анжела Прохорова) он искуситель, не знающий преград в достижении цели. В спектакле четко очерчена парадоксальная ситуация: Мольер ненавидит Дон Жуана и одновременно восхищается его демонической силой, перед которой не может устоять ни одна женщина. И Мольер примеряет маску Дон Жуана в надежде с ее помощью вернуть любовь неверной Арманды. Герой, созданный фантазией драматурга, пожирает своего создателя - в мечтах Мольер преображается в Дон Жуана, упиваясь его всепокоряющей силой. Однако все попытки вернуть Арманду оборачиваются кошмаром.

Соратником и единомышленником Эйфмана стал замечательный художник Вячеслав Окунев, тонко ощутивший смысл и психологический строй каждой сцены, своеобразие эпохи, ее быта и цветовой палитры костюмов. Световая партитура, созданная Глебом Фильштинским, поражает разнообразием, тонким выбором оттенков света, игрой полутонов и контрастным сочетанием цвета и света. Фильштинский по-своему дирижирует спектаклем, вызывая к жизни то ослепительное сверкание придворных люстр, то всполохи адского огня, то полумрак обители Мольера.

В финале спектакля скромно одетая процессия со свечами в руках приближается к трону, на котором воздвигнуто кресло, где немало часов провел создатель бессмертных комедий.