© 2005. Театральный художник Глеб Фильштинский
Глеб Фильштинский
@ Пишите письма!
Representation:
JL Artist Management

Все интересы Глеба Фильштинского представляет агентство: JL Artist Management

lukjanova@jl-artistmanagement.com
jl-artistmanagement.com

Fredericiastr. 10C
14050 Berlin
Tel./Fax: +49 30 30830820
Mobil: +49 172 655 20 85

«30 картин из жизни Петра Великого. 2022»

Исторический выставочный проект на Марсовом поле, Санкт-Петербург, Россия

Открытие выставки состоялось с 09.06.2022 по 09.08.2022
Руководитель проекта - Елена Кальницкая, директор ГМЗ «Петергоф»
Арт-директор проекта - Глеб Фильштинский




Исторический выставочный проект «30 картин из жизни Петра Великого. 2022» посвящён 350-летию со дня рождения первого российского императора.

Глеб Фильштинский выступил в роли арт-директора этого проекта.

Студия «Шоу Консалтинг» провела научную, художественную и технологическую разработку проекта, а также взяла на себя все заботы по его реализации.

«30 картин из жизни Петра Великого», в первую очередь, – просветительский проект. Его главная задача – рассказать о жизни и свершениях Петра Великого широкой аудитории, подчеркнуть значимость его личности для истории и культуры страны. Старт проекту был дан 9 июня 2022 года – в день рождения Петра I по новому стилю.

Организаторами проекта стали ПАО «Газпром», Государственный музей-заповедник «Петергоф», Государственный Русский музей и Санкт-Петербургская Академия художеств имени Ильи Репина.


скачать альбом о проекте «30 картин из жизни Петра Великого» 
скачать буклет выставки «30 картин из жизни Петра Великого»
 


Пресса о проекте. Итар-Тасс.

"Выставка на Марсовом поле — это пазл о жизненном пути Петра I"

Первый павильон исторического выставочного проекта "30 картин из жизни Петра I" смонтировали в центре Санкт-Петербурга, на Марсовом поле, к 350-летию Петра I. В 30 деревянных строениях разместят 30 картин, рассказывающих о ключевых моментах в жизни императора. А в 31-м, центральном павильоне разместится главная экспозиция, рассказывающая о сохранении памяти о первом русском императоре. Организаторами проекта выступили ПАО "Газпром", ГМЗ "Петергоф", Государственный Русский музей и Санкт-Петербургская Академия художеств им. И.Репина. Проект будет представлен петербуржцам и гостям города в день рождения императора - 9 июня. В одном из павильонов уже установили копию полотна об одном из последних событий в жизни монарха - "Пётр на Лахте спасает утопавших". Важной частью всего проекта является экспозиция, цитирующая выставку, устроенную на Марсовом поле в 1872 году. Арт-директор проекта, художественный руководитель Студии "Шоу Консалтинг", театральный художник Глеб Фильштинский рассказал в интервью "Интерфаксу" о том, чем заменили утраченные картины и почему не всем сюжетам на них можно верить.

- Глеб Вениаминович, почему была взята идея выставки 150-летней давности. Тогда были торжества, точно такие же павильоны. Почему именно эта выставка?

- Потому что это был первый опыт осмысления деятельности Петра I, первая попытка положить знаковые события его жизни на своеобразный таймлайн (хронологическая последовательность - ИФ). Но главное - это была первая попытка разобраться в свершениях первого русского Императора средствами искусства. Крайне интересная идея, яркая, эмоциональная, понятная. Это не академический исторический труд, хотя в основе, конечно, лежат и научные исследования. Это был народный, просветительский проект, в 1872 году он был создан средствами искусства в открытом публичном поле.

А в 2022 году было решено попытаться возродить идею и дух проекта полуторавековой давности. Инициаторами проекта 2022 года выступили Елена Яковлевна Кальницкая (директор государственного музея-заповедника "Петергоф" - ИФ) и Алексей Борисович Миллер (председатель правления ПАО "Газпром" - ИФ). Особо хочу отметить готовность и желание "Газпрома" вкладывать деньги и ресурсы в художественные проекты, в общественные и культурные пространства Петербурга. Это очень правильно, в этом и есть перспектива развития города и страны.

- Этот проект – путь по биографии Петра I?

- С одной стороны, это так – события и легенды распределены во времени жизни Петра. А с другой - это же не "документалка", это живописные, а не документальные изображения. Как в 1872 году все события и легенды были осмыслены современными художниками, так это происходит и в 2022 году. Не было бы счастья, да несчастье помогло: утраченные картины написаны заново, это обстоятельство открыло путь новым художникам и их новым осмыслениям.

- Насколько эти картины отражают настоящую жизнь Петра I?

- Я не историк, не считаю возможным оценивать соответствие живописных полотен историческим реалиям. Конечно, фактчекинг порой расходится с этими картинами. Та же самая картина про спасение утопающих на Лахте основана на легенде. Пётр I увидел тонущее судно, что никто не пытается спасти людей на этом ботике и собственным примером показал, как надо беречь человеческие жизни. Сколько здесь исторических фактов, а что является легендой?.. Вряд ли мы сейчас найдём свидетелей, чтобы их опросить.

- Из 30 картин 16 были утрачены. Их создавали современные художники по сюжетам, которые видели на гравюрах той самой выставки?

- Нет, на гравюрах Карла Боржа сюжеты не разглядеть, на них только общий вид выставки. Но в фондах ГМЗ "Петергоф" частично сохранились эскизы тех картин, текстовые описания каждого сюжета, альбом с фотографиями картин 1872 года - в фондах Российской национальной библиотеки. Художникам, с одной стороны, была представлены все известные нам материалы, но в то же время предоставлена полная свобода творчества. Выпускники Академии разных поколении активно включились в процесс, изучали документальные материалы, прототипы. Но представляют публике именно свое видение Петра Великого.

Мы знали события, которым была посвящена картина, знали её название. Мы смогли вычислить, в каком году состоялось событие, что и как в этот момент происходило с Петром. И даже знали (или предполагали), как он выглядел в этот период. И те картины, которые написаны в 2021-2022 годах - совершенно новые работы, никакого отношения к реконструкции не имеющие. Это самостоятельное творческое высказывание наших с вами современников. Один из художников описывал свою работу так: "Вот я посмотрел, как выглядел Пётр в 25 лет, в 30 лет и представил себе, как он выглядел в 17 лет".

- Остальные 14 картин, которые сохранились в Русском музее, были воссозданы здесь на выставке. Каким образом?

- Здесь нам помогли современные технологии. Картины хранятся на огромных валах в хранилище Русского музея. Мы их размотали, сфотографировали. Не мобильным телефоном, конечно, а с помощью специального оборудования. Потом научные сотрудники и художники цифровым образом в компьютере их отреставрировали: восполнили утраченные фрагменты, восстановили цветность, убрали пятна. После этого на специальном холсте цифровым образом напечатали.

- Фактически вы старались реконструировать ту выставку?

- Проект 2022 года нельзя называть полной реконструкцией выставки 1872 года. Наш проект является художественным и научным переосмыслением тех событий, но он глубже и шире. Проект многокомпонентный, в него входит масштабная мультимедийная обвязка, включающая исторические исследования, научные комментарии, художественные выказывания. Каждая из 30 картин выставки сопровождается подробной видео-аннотацией, в которой раскрываются исторические и художественные факты. В каждом павильоне - QR-код, который выводит нас на эти и другие материалы. Серьезной частью нашего проекта является виртуальная реконструкция событий на Марсовом поле в 1872 году. Два терминала виртуальной реальности доступны всем посетителям выставки.

И наверное главное: в 1872 году в центральном павильоне просто выпивали – туда приходили vip-персоны, им показывали несколько портретов Петра I, и, конечно, наливали... А в 2022 году - это главный выставочный павильон, где на семи гранях пилона расположены цифровые витрины – экраны, к каждой грани пилона QR-кодом привязано видеоэссе, которое рассказывает об огромном количестве вещей, начиная от судьбы Марсового поля, заканчивая отношением Александра II к Петру I, предметами, которые связаны с Петром I. То есть тут нами дается некое summary (обобщение) двухлетней исследовательской работы, и это совсем не относится ни к какой реконструкции.

Руководитель проекта Елена Яковлевна Кальницкая и куратор проекта Алина Зоря полтора года складывали этот пазл, сращивали историю и о том, как Пётр шёл по жизни, и как его понимали 150-200 лет назад, и как мы понимаем его сейчас. А сейчас, конечно, понимать его непросто.

- Почему вы решили сделать современное звуковое сопровождение на выставке? Что это за жанры?

- Там есть и современные аранжировки, и исторические стилизации, и аутентичные исполнения – вплоть до роговой музыки петровской поры. В каждом павильоне - своя тема. Это настроенческая, атмосферная вещь, она не имеет отношения к историчности научности. Мы пришли не в музей. Если кто-то будет прекрасными питерскими летними ночами пить пиво и целоваться с девушкой, сидя на скамеечке перед картиной о Петре Великом, я буду только "за".

- У вас на днях была премьера – "Конек-Горбунок" в Новосибирском театре оперы и балета (НОВАТ). Вы там создавали медиапроекции?

- Да, в этом проекте я был режиссером мультимедиа. Это на самом деле revival – возрожденный, немного изменённый спектакль. Это дубль спектакля, который идет в Михайловском театре в Петербурге. Это работа балетмейстера Михаила Мессерера, художника Вячеслава Окунева, а в основе - хореография Александра Радунского 1956 года.

- Сейчас в спектаклях используется много современных элементов - спецэффекты, графика, экраны. Если раньше зритель фиксировался на сцене, на артистах, был погружен в диалоги, то сейчас он должен видеть яркую картинку. Это не отвлекает от содержания?

- Ваш вопрос очень современен и в то же время архаичен. Уже в средние века были обсуждения: зачем в театре эти живописные декорации, зачем эти обрушивающиеся задники и эффекты, мы же пришли слушать музыку, и еще хотим посмотреть на артиста, мы же слушаем, как он поёт… А еще в XIX веке, когда в театре появлялось электрическое освещение, многие говорили: свечной и газовый свет, которым тогда освещались декорации - настоящий, скрепоносный, духовный, а теперь - бездушный электрический свет. В общем – направление дискурса не меняется…

Практически то же самое говорят про театр и сейчас: а зачем нам это все, мы хотим чистого театра, музыки, артиста, желаем сконцентрироваться на сюжете… Не хотите вы сконцентрироваться, не будете вы ходить на "аутентичные" спектакли! Если сейчас поставить так, как это выглядело 1956 году, просто билеты не будут покупать.

В "Коньке" (как ранее и в "Золушке") мы конкурируем за детского зрителя. И тут театр находится в прямой конкуренции с телевизором и кино. Современный человек по-другому видит, живет в другом ритме, его волнуют другие сюжеты и воображение его возбуждают другие картинки.

- Сколько ещё пройдёт времени, когда актёра заменит голограмма?

- Никогда этого не произойдет! Заменить артиста на сцене пытались много раз. Делали куклы (какая разница - голограмма это или кукла?), делали какую-то имитацию, пытались выводить статистов под фонограммы - ничего не получается. Все равно театр - это здесь и сейчас. А здесь и сейчас - это только человек и история из человеческой жизни. Все окружающее артиста – фон и обвязка.

Теоретически отсутствие человека возможно только в мультиках. Но даже там, в больших детских анимационных проектах все равно присутствует человек. В озвучке, в качестве моделей для анимации, живым планом, всегда работают самые выдающиеся артисты. Тот же самый современный диснеевский фильм "Аладдин" (вышел в 2019 году - ИФ) – какие там артисты! В театре, в кино, на концерте должны участвовать живые артисты. Нам с вами неинтересно смотреть на страдания голограммы или на куклы. Мы ей не сочувствуем так, как живому человеку. Поэтому живой человек из театра никогда не исчезнет.

- "Чайка" Бориса Эйфмана, в которой вы тоже участвовали и которая вышла в феврале, более классический спектакль?

- Абсолютно постмодерн: современный язык хореографии, современный сюжет, чёртова туча всяких спецэффектов. Вообще "Чайка", Чехов в балете - само по себе не может быть классическим решением.

- А классический театр сегодня востребован? Такой театр, в котором артисты выходят на сцену в исторических костюмах, играют классику.

- Если вы имеете в виду строго по тексту, слово за слово, точечка за точечкой, думаю, что это малореально. Невозможный формат и хронометраж. Наверное, можно поставить подробный спектакль в исторических костюмах и реалистических павильонах, но я не знаю, насколько это будет востребовано.

Театр — это когда вам рассказывают историю, которая вам интересна, которая вызывает сопереживание. Будет ли у вас вызывать сопереживание поставленная "в классическом виде" опера "Хованщина"? Чтобы артисты ходили с бородами, чтобы был живописный задник, а хор стоял на авансцене? Рассказывать эту историю, которую сейчас никто вообще не сможет понять? Путь Петра I к власти, утро стрелецкой казни, староверы, царевна Софья? В таком виде эти проблемы никого не взволнуют! Чтобы вызвать интерес, нужно понимать, что в рассказываемой истории есть обстоятельства, которые близки зрителю, которые он может понять, примерить на себя.

- Но мы же перечитываем классику...

- Когда вы перечитываете классику, вы ее интерпретируете у себя в голове. И представляете описываемое совсем не в "исторически достоверном" виде. И примеряете сюжеты на себя. Ведь так?

Есть спектакль "Евгений Онегин" Дмитрия Чернякова, который уже объявлен "классикой". А ведь когда этот спектакль вышел, была страшная истерика - какой ужас, там нет сцены дуэли. Там есть сцена несчастного случая, потому что мы с вами сейчас не можем себе представить ситуацию, когда мы вдруг поссорились из-за девушки и друг друга убили. А спектакль вышел всего 15 лет назад. Прошло всего ничего, и все уже обсуждают другие постановки: "плохой спектакль, то ли дело спектакль Чернякова". И по всему миру вышло несколько спектаклей "Евгений Онегин", где дуэль - несчастный случай. Такое прочтение стало уже практически классическим, потому что трогает современного зрителя. А когда начинается: дуэль, бумажный снег, цилиндры, сугробы, стоят с пистолетами - это в нашем сознании превращается в какую-то этнографическую картинку, которая не вызывает сочувствия, потому что это не наша история.

Вот пьеса всех времен и народов "Горе от ума" - грандиозное высказывание о русской жизни. Если сейчас прочесть эту пьесу, она будет конкретно про все, что сейчас происходит. "Ах, Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна!". Но поставить ее сейчас "исторически достоверно" невозможно. Костюмы, интерьеры, темпы, интонации начала ХХ века поставят барьер перед зрительским восприятием.

Да, для любителей существует музейное направление, которое называется "историческая театральная реконструкция" – по сути это музеефикация театральных спектаклей. Наверняка есть зрители, которые могут на это сходить. Но я уверен - мои дети на это не пойдут. Да и я вряд ли.